В жару: итальянский холодный суп, вдохновляющий поэтов...

В жару: итальянский холодный суп, вдохновляющий поэтов... - Рецепт

Наш первый приезд в Италию был крайне неудачным с точки зрения климата. Жара в то лето стояла такая, что даже вокруг самого высокогорного озера, где приютился наш отель, газоны порыжели и скукожились, озёрные лебеди впали в каталепсию и не позволяли никому даже приблизиться к пляжу, атакуя смельчаков с безжалостностью сицилийской мафии, кондиционеры ревели, плевались, отсмаркивались и давали холод лишь в том случае, если на них, со стороны номера набрасывалась влажная простыня (это было русское ноу-хау бесконечно удивлявшее горничных: почему у русских постоянно мокрые простыни в номере?). Поэтому немудрено, что любимым блюдом во время тех каникул, стали не пасты и не пиццы, а не совсем местный таратор (дань болгарским корням отельера, удачно женившимся на итальянке).
Что вам сказать? Таратор – реально пикантное и освежающее блюдо. Чтобы его приготовить, не нужно никаких кулинарных навыков. Просто измельчите два крупных огурца, два или три зубчика чеснока и примерно 10 толченых грецких орехов (на Украине их называют «бабочки» - два полушария ядра, спаянных вместе). Добавьте в суп охлаждённый йогурт или кефир, всё перемешайте и украсьте готовый суп рубленой зеленью укропа, посолите и поперчите по вкусу. Вкус будет очень необычным, а сам суп – прохладным, освежающим, лёгким, но и питательным тоже(благодаря орехам, являющимся источником растительного белка).
Сытного вам и охлаждающего супчика!

Ах, да, забыла... Под рыдающим кондиционером особенно легко писались-плакались стихи...

Она любила его как отца и сына;
Светилась утром в его зрачках.
Её любовь была ощутима,
Как нити шелковые в силках
для птицы райской, пойманной, рвущей путы -
Так ощутима. Только со знаком плюс.
Её любовь как будто была попуткой
на праздник жизни. Её учащённый пульс
будил ночами, сердцем, стучащим в рёбра,
пока их лица скрывала ночная мгла,
Она умела, прижавшись к горлу
змеёй обвиться…. И так спала…
А он всё бился, стремясь из клетки,
В поилке водку искал, шальной,
Звонил в Гринпис. Говорил ей «Детка!
Никак сегодня. Иди домой!».
Любви прививка – страшней уколов,
Он их боялся до дрожи крыльев.
Вот и смотрел одиноким волком,
Кляня силки, что его сгубили…
Но как-то раз посмотрел с любовью...
и взгляд хлестнул её, словно плеть.
Она заплакала мятной болью
А он зажмурился мутной болью
И снова скрыл он неё, что готов в любое,
в любое время и дня и ночи
Готов ВОТ ТАК на неё смотреть.

Любите и будьте любимы, други! В это утро и всегда!