Памирские пирожки для писателя...

Памирские пирожки для писателя... - Рецепт

Никогда с нами этого не было, и вот опять… (с) Черномырдин))).
Это сто пудов про меня)). Те, кто знает, каким я «бизнесом» занимаюсь, помимо блогерства здесь и писательства в Эксмо, догадываются, что в моём холодильнике постоянно находятся «потеряшки» - остатки экспериментальных фермерских продуктов.

Что съедаем сами, что-то покупают соседи, но иногда, когда дело касается молочного, съесть всё практически невозможно. И людям на следующие дни не передашь, ибо и айран, и мацони, и сливочное масло, и творожок все ценят именно потому, что они свежайшие…
Так и собралось у меня в холодильнике приличное количество сливочного масла, которое, в отличие от мяса, куском не пожаришь и не съешь. И стала я думать, что с этой красотой неописуемой делать. Перетапливать жалко. А девать куда?
И вспомнила я тогда про пирожки Зебо. Эта девушка в свое время у нас с мужем работала. Родом она откуда-то с Памира, хотя по национальности не таджичка, а узбечка. Посему сразу прошу прощения у всех узбеков и таджиков, ибо точно не знаю национальность блюда…
Миниатюрная, словно подросток, Зебо всё делала с великанским размахом. И пекла много и часто.
Она брала миску, вливала туда стакан кипятка и клала пачку (200 граммов) порезанного на куски сливочного масла. После этого кипяток чуть подсаливала, сыпала столовую ложку сахара, а когда масло растворялось добавляла стакан кефира. (Сегодня я вместо кефира использовала мацони). Яйца Зебо терпеть не могла, поэтому точно помню, что яйца не было. Зато она сыпала четверть чайной ложки соды, а потом столовую ложку (мне кажется, даже с горкой) сухих дрожжей. И начинала всыпать муку. Зебо, как и я, никогда и ничего не измеряла в граммах, поэтому мука сыпалась на глазок, пока не получалось эластичное и мягкое тесто, из которого тут же хотелось что-нибудь слепить.
Но нет… Зебо ловко упаковывала тесто в полиэтиленовый мешок и отправляла его в холодильник. (Зимой выносила во двор и закапывала в сугроб, как делают у неё на Памире).
Часа полтора тесто мёрзло (но не замерзало), а она чистила картофель, резала его мелкими кубичками (как мы на Оливье) и смешивала с мелко нарезанным луком. Начинки всегда было много. Лук и картошку она брала в равных пропорциях.
Ну а дальше всё просто. Тесто раскатывалось в колбасу и нарезалось на кусочки. Если бы не экзотическая внешность Зебо, то со стороны могло бы показаться, что это симпатическая хохлушечка собралась лепить мужу вареники. Именно так выглядели её пирожки. С один секретом. Сырую начинку она солила, обильно перчила, и в каждый вареник добавляла по столовой ложке мягкого сливочного масла. Ну и укладывала всю эту красоту на противень, лишь посыпанный мукой. Ну а дальше уже я сама смазывала пироги растопленным маслом, желтком или сметанкой. Что было под рукой (чаще масло).
Пеклись пирожки минут по сорок. При этом мне, наблюдавшей тогда со стороны, было странно, что тонкое, в принципе тесто, не пересушивается, не становится деревянным, а начинка идеально пропекается.
Теперь не удивляюсь, а делаю так уже сама. И хоть понимаю, что начинки могут быть разными, но тупо делаю именно с сырой картошкой и луком. Ибо невероятно вкусно, почему-то экзотично, по-восточному, по-памирски…
Только не хватайте пирожок сразу из духовки. Начинка получается такой горячей, что можно обжечь язык. Хотя всегда и все (особенно мужчины) хватают именно горячий, обжигаются, но по странной логике продолжают вгрызаться в сочную плоть пирожка всё глубже и глубже… Женщина бы просто скромно выплюнула))). Может, они таким образом нам своё мужество и несгибаемую волю демонстрируют?))) Не знаю.